Мать-кукушка бросила дефективного ребенка в роддоме, а спустя годы узнала о нём страшную тайну.

Ирина была замужем уже 10 лет и все эти годы пыталась уговорить мужа подумать о ребенке. Она очень хотела малыша, но он был категорически против. Сначала конечно, она не сильно настаивала, все-таки были проблемы с жильем.

Оба несколько раз меняли место работы. Но вот уже 4 года, как в их жизни наступило полное благополучие, в том числе и материальное. У них была хорошая квартира, в прошлом году купили маленькую уютную удачу, где очень весело проводили время с друзьями. Вот только все чаще друзья приезжали со своими детьми, которые бегали по саду, возились со щенком, смеялись - раскачиваясь на садовых качелях.
Ирина смотрела на малышей и завидовала их беспокойным матерям, которые то и дело кормили их и ласкали своих чад, рассказывали про них смешные истории и явно были счастливы от своего материнства. Ирине было обидно до слез. Но почему у нее так? Чем она хуже?
С мужем Виталиком она познакомилась уже после института. Однажды к ним на фирму пришел новый сотрудник, высокий, немного нескладный парень с добрыми серыми глазами. Очень скоро, именно в этих глазах, Ирина увидела целый мир. Они стали общаться как-то сразу, очень просто и без каких-либо неловкостей. Виталий был интересным собеседником, много знал, много путешествовал и всегда очень весело рассказывал о своих приключениях. До этой встречи, Ирина и не предполагала, что мужчины могут быть такими.
Уже через месяц они снимали одну квартиру на двоих. Это была старенькая хрущевка с сомнительными удобствами, но они легко переносили все бытовые трудности, не обращая внимания, ни на скудные обеды и ужины, ни на то, что до работы приходилось добираться с несколькими пересадками. Конечно, тогда она и не помышляла о детях. Понимала, что ребенку в таких условиях будет плохо.
Сегодня у каждого из них новая машина, они обеспечены жильем и частенько позволяют себе обеды и ужины в ресторанах. Но Виталий по-прежнему не хочет детей. Более того, он стал внимательно следить за тем, чтобы она во время принимала таблетки. Ирина уже подумывала о том, чтобы перехитрить мужа, была вынуждена смириться, а точнее, затаиться и ждать, сделать вид, что она согласна с мужем и больше никогда не заведет эту тему.
Год за годом продолжалась эта игра, но теперь, когда ей перевалило за тридцать - Ирина поняла, что ждать уже нельзя. Ее время уходило и она решилась. Пустив в дело всю свою хитрость - Ирина забеременела. Она ликовала, ей не терпелось рассказать все мужу, но до определенного срока, этого делать было нельзя.
И только, когда о прерывании беременности не могло быть и речи, Ирина призналась Виталию в том, что ждет ребенка.
Таким Виталия Ирина не видела никогда. Он кричал, в сердцах перевернул журнальный столик, смахнул со стеллажа вазу и какие-то статуэтки, а потом ушел хлопнув входной дверью.
Глотая слезы и не понимая причины такой ярости - Ирина присела на диван. Потом тяжело поднялась и принялась за уборку. Прошло немало времени, пока она навела прежний порядок. Темнело. Виталия не было. Он появился поздней ночью. Виталик, ее Виталик, который никогда не пил - был мертвецки пьян. Ирина с трудом довела его до дивана, где он и остался до утра. Эта ночь была самой длинной в ее жизни. Ирина сидела на кухне, пила остывший чай и плакала. Но о своем поступке не жалела, где то в глубине души, она была уверена, что Виталик поймет и простит - а потом однажды, скажет ей спасибо.
Утром она его не будила, ждала пока проснется сам. Он стал уже ближе к двенадцати, хмурый и помятый. На ее вопросительный взгляд, ответил что-то непонятное. Ладно, посмотрим, что из этого получится. А потом потекли безрадостные дни ожидания. Конечно, они помирились, но появилась в их отношениях что-то тяжелое и безрадостное.
Ребенок родился в срок, но у него была такая патология, что врачи предложили Ирине сразу отказаться от него. Муж врачей поддержал.
- Я тебе никогда не говорил об этом Ирина, но у меня в роду есть генетическое заболевание, которое очень редко кому нибудь не передается. Я один из таких, оно идет именно по мужской линии. У меня было три брата и одна сестра, двое из них не пережили младенчество - трое выжили. Но я не буду тебе рассказывать о них. Я защищал тебя как мог, но ты почему-то решила, что все можешь сама.
- Почему? Почему ты просто не сказала мне об этом?
- Ты думаешь, что это такая тема, о которой приятно говорить? Да, я не хотел, чтобы ты знала и еще я стал бояться детей. Даже на чужих смотрю и боюсь что они будут болеть и страдать. Понимаешь?
- Что нам делать Виталий?
- Сейчас? Ты спрашиваешь об этом только сейчас? У нас есть один выход. Мы должны оставить ребенка здесь. Ему помогут. У нас с тобой не будет такой возможности дома. Ему нужны условия. Понимаешь?
Ирина покачала головой:
- Я не могу бросить его здесь. Я должна быть с ним рядом, помогать.
- Ну, тогда выбирай. Он или я...
Ирина ожидала чего угодно, только не этого.
Не может быть, это не мог говорить ее Виталик, не может быть...
Ирина провела бессонную ночь, ребенка к ней не приносили. Утром, женщина собрала вещи и не дожидаясь выписки - покинула палату. Ее попыталась остановить санитарка, полная рыжеволосая женщина, лет пятидесяти. Но Ирина шла и шла, и только услышала как санитарка бросила ей в спину: - Эх вы, кукушки...
По квартире она ходила как тень. Виталик окружил ее всяческой заботой - предлагал лекарства, укладывал спать, следил, чтобы ничто не нарушало ее беспокойный сон.
Время шло. Ирина смирилась с тем, что произошло и конечно, эта тема в семье - была под запретом.
Прошло семь лет. Однажды Ирина увидела на улице маленького скрипача. Он играл какую-то очень красивую мелодию. Вокруг собирались слушатели и замерев, с восхищение молчали. Доиграв, мальчик поклонился и сказал:
- Наша бабушка больна. Это моя сестра. Мы хотим помочь бабушке и собираем деньги на лекарства.
Прохожие тут же стали доставать купюры. Ирина стояла и смотрела на детей, а когда они стали собираться, подошла к ним и сказала:
- Проводите меня к вашей бабушке. Я посмотрю, чем ей можно помочь.
Мальчик кивнул, его сестра всю дорогу рассказывала о том, как они живут. Что у них есть два кота и собака, а бабушка в последнее время все время болеет и не может заботиться о них. Они родились в одно время и называются двойняшки. А еще им в этом году надо будет идти в школу, но они боятся бабулю оставлять одну. Вдруг ей что-нибудь понадобится, а их нет. Поэтому, они решили ходить в школу по очереди, через день. Родителей у них нет.
- Меня зовут Алиса, а его - Егорка.
Ирина слушала щебетания девчушки и улыбалась. Ей подумалось, что ее брат совсем другой - серьезной и молчаливый. Когда они пришли - Ирина увидела, что их домик маленький, но чистенький и находится в частном секторе.
- Бабушка, мы пришли. У нас гости.
Из комнаты на встречу к ним, вышла рыжеволосая женщина. Она поздоровалась с Ириной, обняла внучат, а потом радушно пригласила ее пройти в дом.
Разливая горячий чай, женщина спрашивала внука, как сегодня прошел урок музыки. Мальчик умоляюще взглянул на Ирину и она поняла, что бабушка ничего не знает о том, на что идут ее внуки, чтобы помочь ей. Они поговорили о том, о сём. Ирина рассказала, что случайно познакомилась с ребятами, что у нее есть деньги и она готова помочь их семье. Бабушка заметив, что дети уже сыты и начинают баловаться за столом - отправила их гулять, объяснив, что ей нужно поговорить с тетей Ириной.
Когда они вышли, женщина повернулась к ней:
- Ну что, совесть мучает?
Ирина стала медленно приподниматься из-за стола.
- Что? Как вы сказали? Вы о чём?
- Я ведь тебя сразу узнала. Это ты тогда, от сына отказалась. Теперь значит, жалеешь?
Ирина стала что-то припоминать, внимательно вглядываясь в лицо пожилой собеседницы.
- Вижу узнаешь. Да, я та самая санитарка, что старалась отговорить тебя. Но ты же и слушать не хотела. Есть же такие как ты, кукушки. А ваши кукушата потом, растут с чужими людьми. Ну что ты так смотришь?
Ирина помертвевшими губами, ловила воздух, которого ей так не хватало.
- Вы, вы... Как вы можете так говорить. Мой сын родился больным. У моего мужа генетическое заболевание. Он меня предупреждал, что ребенок не выживет. Мне и врачи говорили. Я не могла ничем ему помочь.
- Да? И кто из врачей тебе об этом говорил?
- Они говорили не со мной, а с моим мужем. Они все ему объяснили, а он рассказал мне. Я не хотела, не соглашалась. Но у меня не было другого выхода.
Женщина подошла к окну и поманила пальцем Ирину.
- Иди сюда. Смотри. Вон твой сын. Мяч гоняет. Вы же с ним одно лицо. Как же ты мать, не почувствовала...
- Не может быть, этого не может быть. Нет. А девочка? У него же сестра, Алиса. А я родила только одного...
- Ну да, Алиса. В один день она с Егорушкой родилась. А от нее тоже мать отказалась. А я на пенсию выходила, вот и забрала обоих. Когда подросли, сказала им, что я их бабушка. На мать-то, я уже не тянула. А когда тебя сегодня увидела, поняла, что эта судьба. У меня недавно рак признали. Сколько протяну - не знаю. А они-то, вон еще какие махонькие. Да и растут видишь как... В сентябре уже в школу. Тяжеловато мне их на пенсию поднимать было бы. Но если бы ты тут сегодня не появилась, я бы так никому, ничего и не сказала. Жили бы с ними, сколько мне бог отмерил. А там... Что уж, судьба видно у них такая. И то. Видишь. Не позволила я им в детдоме расти. Сама справилась. Силенки-то, еще были... Это сейчас вот, сдала. Да и еще. Любые экспертизы делай. Твой сын Егорка. А лучше, рядом поставь, да в зеркало посмотри...
Ирина не сказала ни слова и выбежала из дома. Она ворвалась к себе как ураган и сразу накинулась на ничего не понимающего мужа.
- Кто тебе сказал, что наш ребенок болен? Кто тебе сказал? Отвечай!
Виталик ничего не понимая, смотрел на жену и молчал. В порыве страшно ярости, она стала хлестать его по щекам и кричала снова и снова.
- Кто сказал? Кто? Отвечай!
Виталик попятился назад.
- Никто. Я сам так решил. В моем роду были больные дети, все кроме меня. Я уверен, что он тоже родился таким. Понимаешь? Его наверное уже нет.
- Он есть, есть. Ты отнял его у меня. Ты отнял у него счастливое детство. Он здоров. Слышишь? Жив и здоров. А ещё у него есть сестра и бабушка. И они уже сегодня, все будут здесь. А если тебе, что-то не нравится - убирайся вон. Вон, слышишь? Вон!
В тот вечер, Егорка и Алиса обрели отца и мать. Они обнимались и плакали. Их отец, почему-то все время просил простить его, а старенькая бабушка улыбалась. Она как и все была счастлива.
Источник - тут