Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша

Маленький Вадим столкнулся с чувством зависти в тот момент, когда увидел как соседский Стас катался на новеньком блестящим велосипеде. Когда он пришел домой и сказал родителям, что хочет такой же — мать смущенно отвела глаза в сторону:

— Сынок, боюсь мы сейчас не можем себе этого позволить, у нас нет денег, когда будут тогда и купим.


С тех пор малыш усвоил одну вещь: есть деньги — будет все остальное. Его отец постоянной работы не имел. Так как во-первых — у него не было образования, а во-вторых — он был не дурак выпить. Стоило ему получить зарплату, как мужчина отмечал несколько дней подряд, пока не закончились деньги… Потом он месяц угрюмо молчал, срываясь по любому поводу на жену и сына.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Мать часто болела и была вынуждена из-за этого сидеть дома с ребенком.  Чтобы было на что кормить семью — женщина шила на заказ. У неё была настольная швейная машинка и она брала в работу платья, юбки, шторы и прочую мелочь.

Дома чаще всего было весьма скромное питание и Вадим затаив дыхание, часто стоял возле сверкающий витрины со сладостями и с игрушками, впитывая в себя все детали. Его курносый, веснушчатый нос, до того плотно впечатался в стекло, что кончик краснел, а поперек него образовывалось складка.

Мальчик смотрел на сверстников, которые жили в красивых квартирах. Ходили в новенькой модной одежде и покупали все что им захочется на карманные деньги, которые им давали их родители. А его родители, ничего подобного не могли предложить своему маленькому сыну, который просто смотрел на жизнь других и мечтал, как в один прекрасный день у него будет такой же красивый велосипед, вкусные шоколадные конфеты и много чего другого.

Годы шли, но в жизни Вадима ничего не поменялось, напротив, стало еще хуже. У мамы обнаружили рак легких и она после отказа от госпитализации, тихо умирала дома. Отец предпочитал проводить время где угодно, приходя домой исключительно поесть перед сном и переночевать.

Когда мама умерла, отец после похорон молча отвел мальчугана на вокзал и сказал:

— Сынок, мы сейчас сядем на поезд и поедем кое-куда. Мне нужно туда по делам, посиди, а я сейчас.

Послушно кивнув, мальчик остался ждать. Через пять минут отец подошел с билетами. Они сели в поезд и поехали. Ехали очень долго. Вадим помнил, что выезжали они утром, а сейчас на дворе было уже темно. Наконец, на какой-то станции мужчина поманил сына за собой:

— Приехали, давай спрыгивай.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Выйдя на многолюдной станции, отец велел ему посидеть на лавочке, пока он сходит и принесет чем перекусить. Мальчик ждал его очень долго. Поезд на котором они приехали давно ушел, отца все не было. Вадим начал обходить вокзал, растерянно оглядывая встречающихся на пути мужчин.

— Папа, пап, ты где? — он уже забыл о том, что успел сильно проголодаться и незнакомцы лишь отмахивались от него, принимая его за малолетнего попрошайку.

Поняв, что отец куда-то пропал — Вадим сел на лавочку и тихо заплакал. Он не мог понять куда делся папа, который обещал принести ему пирожков.

— Эй малой, ты чего плачешь, почему один? — услышал Вадим над собой хриплый мужской голос.

Подняв голову, мальчик увидел перед собой бородатого мужчину неопределенного возраста, одетого в серый ватник и державшего в руке огромную метлу.

— Я папу потерял, он сказал, что принесет мне поесть а его нет, я весь вокзал обошел, дяденька.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
— Хм, — призадумался незнакомец. Ты к милиционерам обращался?
Мальчик отрицательно мотнул головой. Мужчина ушел и вскоре вернулся с молодым человеком одетым в милицейскую форму.

— Мальчик, что случилось, ты потерялся? — спросил милиционер.

— Мы с папой вышли на этой станции, — ответил Вадим. Потом папа сказал, что принесет мне поесть и больше я его не видел. Я хочу домой, — заплакал он.

— А где твой дом? — в один голос спросили мужчины.

— Не знаю, — в глазах ребенка была настоящая паника. Мы сюда долго ехали, было утро, когда мы сели в поезд…

— Мда, — милиционер озадаченно почесал подбородок. Михалыч, заберешь его к себе? Просто у меня приткнуться негде, а детская комната сегодня закрыта, там баба Маша устроила дезинфекцию.

— Ну давай, — согласился Михалыч. Пошли малой, пока у меня переночуешь, а утром подумаем что с тобой делать.

Дом Михалыча оказался неподалеку от вокзала, где он работал дворником. Приведя маленького гостя, мужчина первым делом потребовал:

— Малой, иди мыть руки, потом поужинаем. Ты, поди голоден.


Вадима не нужно было упрашивать дважды. Мальчик успел сильно проголодаться, поэтому молча тщательно помыл руки и сел за стол, испуганно косясь на бородатого хозяина. Михалыч сварил картошку, почистил селедку и нарезал черный батон. Достав из холодильника завернутые в полиэтиленовый пакет пирожки, поинтересовался:

— Ты с капустой ешь?

— Да, — кивнул мальчишка.

— Тогда налетай, сам делал, — и подвинул тарелку с пирожками поближе к гостю.

Налив мальчику чая, снова отправился к холодильнику.

— Мне недавно соседка варенья принесла. Держи, к чаю.

Вадим успел забыть про страх перед Михалычем и с аппетитом уплетал нехитрое угощения. Последний раз он ел, почти сутки назад и вскоре почувствовал как его стало клонить в сон. Едва успев ответить на какой-то вопрос Михалыча — Вадим заснул прямо за столом.

Утром к ним пришел молодой милиционер, которого звали Сергеем. В его компании Вадим отправился в местный детский дом, где его оформили как потерявшегося ребенка. Мальчик сильно скучал по отцу и умерший маме, часто плакал по ночам.

Однажды, к нему пришел Михалыч и спросил:

— Как тебе здесь живется, не обижают?

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Вадим молчал. Таких как он — обижали всегда. Он был маленький и худенький, слабее остальных своих ровесников. Его пугливый характер, давал ребятам постарше, кучу поводов поиздеваться над ним. Отдав ему сладости, Михалыч ушел и вернулся снова через неделю, со словами:

— Собирайся Вадька, будешь со мной жить, если хочешь.

Мальчик только крепче вцепился в его руку.

— Хочу, заберите меня отсюда, — так он и дворник стали одной семьей.

Единственный сын Михалыча погиб в возрасте десяти лет, от неудачно сделанной операции по удалению аппендицита. Жена, не выдержав такого удара — ушла от мужа. С тех пор мужчина жил один.

Вадима интересовало, почему Михалыч, такой явно много чего знающий (у него была огромная библиотека) и владеющий иностранными языками, живет жизнью простого дворника, да еще и бороду такую отрастил. Мужчина долго думал прежде чем ответить:

— Знаешь, люди стали слишком ценить внешнюю обертку, а не человека — не его душу. Я хожу так, потому что могу сразу увидеть какими бывают люди. А при деньгах, ты видишь только то, что остальные хотят тебе показать.

Вадим задумался, раньше он думал, что деньги решают все проблемы.
Михалыч не пытался заменить ему отца, он вел себя скорее по-дружески, но наставление давал постоянно:

— Вадька, у тебя есть свои обязанности по дому, вот и выполняй. Нельзя отлынивать. Если обещал — сделай. Не можешь сделать — лучше проглоти язык, но пустых обещаний не давай. Не заставляй других — ждать себя. Умей ценить свое и чужое время.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Он отдал мальчика в местную школу, дав ему свою фамилию. Иностранные языки Вадим учил с Михалычем. Причем, тот часто устраивал ему проверки на умение использовать определенные словосочетания в разных ситуациях.

Когда Вадим пришел из школы синяками на лице и руках — Михалыч изучил их и спокойно поинтересовался:

— Сам влез?

— Нет, — ответил Вадим. Они меня сначала толкнули, а потом ударили.  А еще он сказал…

— Так, давай выключай в себе ябеду сынок, — улыбнулся Михалыч. Если хочешь, научу тебя драться, чтобы мог за себя постоять. Только с условием — сам нарываться не станешь, а то накажу.

Мальчик без раздумий согласился. Через год, щуплого пугливого Вадима, было не узнать, а учителя наперебой хвалили приемного сына Михалыча:

— Он очень способный! По иностранному — ему равных нет. И очень много знает — сразу видно, что ребенок много читает. Знаете, у нас дети из полных благополучных семей, но таких результатов не показывают. А вадим… Просто слов нет! Спасибо, что вырастили такого умницу и спортсмена. Защищает честь нашей школы на многих соревнованиях!

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Когда Вадим без экзаменов поступил на факультет иностранных языков — Михалыч был уже в возрасте, поэтому с трудом пришел на выпускной приемного сына. Вадим успевший превратиться в рослого, уверенного в себе юношу, с гордостью представил всем своего наставника:

— Благодаря ему, я научился очень многим ценным вещам. Батя, спасибо за то, что ты сделал из меня человека. Твои наставления всегда были продиктованы заботой обо мне. Я горжусь тем что могу называть тебя своим отцом, — он с удивлением увидел что обычно невозмутимый Михалыч открыто вытирает слёзы.

Молодой человек с отличием закончил вуз и ещё в старших курсах начал подрабатывать, чтобы не напрягать пожилого дворника. На что Михалыч только отмахивался:

— Да иди ты, я еще могу метлой махать! Будешь спорить- за чуб оттаскаю!
На одной из конференций рядом с Вадимом сел какой-то иностранец, который, судя по его растерянному виду, мало что понял из выступления докладчиков:

— Черт возьми, — пробормотал по-английски незнакомец. Зачем я сюда пришел без переводчика, зря только время трачу.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
— Извините мистер. Я могу быть вашим переводчиком, если вы не против, — обратился к нему Вадим. Я студент этого университета и могу помочь с переводом.

Он сел рядом с иностранцем, и слово в слово переводил каждое выступление. Незнакомец слушал очень внимательно. Задавал уточняющие вопросы и в конце мероприятия сделал знак выйти вместе с ним.

— Меня зовут Дэвид Грэй. Я представляю переводческое агентство, -мужчина протянул Вадиму свою визитную карточку. На меня произвело огромное впечатление ваше умение делать синхронный перевод. Вас здесь учат этому?

Вадим улыбнулся:
-Учат, но у меня есть куда лучший учитель. Мой отец умеет выжимать из меня намного больше, чем все эти наши профессора.

— О, это замечательно! Вы пошли по стопам своего отца! — с энтузиазмом сказал Дэвид.

— Не совсем. Он работает дворником, но знает все на свете! — с гордостью ответил Вадим, представив невозмутимое лицо Михалыча.

— Замечательно! — снова повторил иностранец. Вадим, я хочу предложить вам стажировку в нашей компании. Если успешно ее пройдете — войдете в штат с полноценной оплатой. Как вам мое предложение?

Вадим растерялся и обещал подумать. Придя домой он нашел Михалыча на заднем дворе, где тот сидел в кресле качалке, слушая музыку восьмидесятых. Юноша сел рядом и рассказал о предложении Дэвида, на что мужчина только поднял бровь:

— Ты чего тут сидишь? Иди работай. Нашим выпускникам трудно найти работу, а тебе сами предлагают. Значит, тебе пора на другой уровень сынок.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
И Вадим принял это предложение. Шло время. Он часто мотался по командировкам за границу. Работы было очень много, но правда и платили очень хорошо.

Однажды он приехал навестить Михалыча, но к сожалению, не застал его в живых. Хотя незадолго до этого, разговаривал с ним по телефону. Вадим до этого, рассказал ему, что открыл собственное агентство по специализированным техническим и медицинским переводам. Хотел жениться. Юноша оплачивал все расходы приемного отца, открыв для него отдельный счет. Михалыч пообещал ему быть на свадьбе, но буквально на днях свалился с инсультом. Его не смогли спасти.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
Перебирая документы, Вадим узнал, что его приемный отец, был высокопоставленным офицером контрразведки, ушедшим на покой сразу после смерти сына. Этим и объяснялись его знания иностранных языков и боевые навыки, которым он сумел обучить приемыша. Поэтому, милиционеры и уличные бродяги, никогда не задирали его.

По возвращении в фирму, он столкнулся с одним пожилым человеком. Очень бедно и неряшливо одетый мужчина опирался на палку, а его согнутая спина свидетельствовала о серьезных проблемах со здоровьем. Молодой человек обратил внимание на цвет его лица: красный с характерными синими прожилками. Пьет — безошибочно определил Вадим. В свое время, он часто видел как его родной отец напивался до такого состояния, когда лицо становилось багровым и тут:

— Вадька! Ты меня узнаешь? Сынок, ведь это я, твой отец! — мужчина неуклюже опираясь на палку засеменил к нему. В нос Вадиму ударил запах давно нестираного белья и дешевого спирта. Сынок, неужели ты меня не узнаешь!

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
— Нет, вы меня с кем-то путаете.

— Ну как я могу путать, ты же моя кровиночка! Единственный сынок, который от моей покойной Клары остался! Ты ведь Вадим Ерёмин, а по отчеству Алексеевич, так? — мужчина с надеждой всматривался в его лицо.

— Нет, я не Ерёмин, а Горский. Моего отца звали Игорь Михайлович, жестко ответил Вадим. Он не мог забыть того ужаса который его охватил, когда он понял, что родной отец оставил его на вокзале совсем одного.

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
— Да, ты имеешь право отказаться от меня сынок, — прошептал он и по его морщинистым щекам потекли слезы. Я после смерти Клары испугался, что не справлюсь, не придумал ничего, кроме как оставить тебя. Прости, я потом долго мучался, переживал, даже найти тебя пытался. Ох и помотала меня жизнь…

Мальчик похоронил маму и был брошен отцом, а когда вырос и разбогател, то объявился горе-папаша
— Хорошо что не нашел, — тихо сказал Вадим. Извините, но Михалыч и правда заменил мне отца. А вы мне — чужой человек, прощайте.
Вадим развернулся и ушел в здание.

У него уже был настоящий отец, пусть он и остался только в воспоминаниях. А этот малодушный, старый алкоголик — никогда им и не был.